Мероприятия

Новые программы
и интенсивы

Программа
подготовки МГИ

Структура, cтандарты программы, специализации

Статьи, книги, работы

Гештальт-терапия, психоанализ, психология, психотерапия

Контакты

Московский офис, филиалы

Страничка памяти

О нас



Яндекс.Метрика
Rambler SpyLOG






Настоящее


  • Современная ситуация
  • Гештальт-подход в России
  • Современная ситуация

    Сейчас гештальттерапия переживает зна­чительный подъем, особенно в Европе (во Франции, Германии, Голландии), где она имеет множество культурных корней (психоанализ, феноменология, экзистенциализм, гештальтпсихология и т.д.). Этот рост проявляется в прямой (увеличивающееся число практиков и углубление их компетентности, рост числа пациентов) и косвенной формах – в последнем случае имеется в виду постепенная ассимиляция (часто неосознаваемая) другими современными психоте­рапевтическими направлениями (в частности, психоаналитическими) многих понятий и инструментов, разработанных гештальттерапией на протяжении пятидесяти лет своего существования. Принципы «здесь и теперь» в работе психотерапевтических групп всех направлений стали поистине «народными», так же как идеи «ментальной еды», «ментальной жвачки» и т.д. От­носительная молодость данного направления и небольшая склонность многих практиков к написанию текстов приводят к тому, что многие темы все еще нуждаются в развитии, а взаимодействие теории и практики сегодня все еще затруднено. Однако, профессионалы-соседи, которые рискуют проверить, действительно ли обоснованы дошедшие до них слухи о гештальт терапии, всегда поражаются убедительности, творческой энергии, свободе мысли и клинической эффективности данного подхода, далеко не такого повер­хностного, как они привыкли думать.

    Множество институтов заняты практикой и преподаванием гештальттерапии во всех концах света: от Японии до Скандинавии, от России до Латинской Америки, от бывшей Югославии до Израиля или Берега Слоновой Кости. Если не считать некоторых непримиримых гештальтистов, тоскующих по псевдоперлзовской спонтанности, или некоторые эзоте­рические отклонения, гештальт терапия в целом вновь обрела свои теоретические, практические и клинические корни и сумела впитать в себя достижения современного психотерапев­тического знания, а иногда и сделать в него свой вклад. Гештальт-подход сохраняется в чистом виде: институты, пытающиеся совмещать его с чем-то другим, не приниимаются в ассоциации, в частности, в Европейскую ассоциацию Гештальттерапии (EAGT).

    Ориентация Западного Побережья (ее еще презрительно называют «бум-бум-терапией») практически потеряла свое влияние, потому что в ее рамках не было построено адекватной системы подготовки. Нью-Йоркский подход расширился и укрепился, первый из гештальт-институтов существует и поныне, очень мало изменившись за многие годы и сохранив свою изначальную анархичность. Наиболее организованным гештальт-институтом с самой устойчивой системой в США является Кливлендский. Ему 50 или 60 лет,. В США существует множество Гештальт-институтов, хотя есть города (Сан-Франциско, к примеру), где Гештальт-института нет, а в других могут сосуществовать два или больше, как в Лос-Анджелесе: старый (Гарри Йонтефа) – Gestalt Therapy Institute of Los-Angeles (ГТИЛА)  - и новый – Gestalt A Therapy of Los-Angeles (ГАТЛА) Боба Резника.

    Существует несколько международных организаций. Например, Американская Association of Advansementin Gestalt Therapy (AAGT) очень похожа на ту структуру (Общество развития Гештальт-подхода), которая сейчас развивается в России. В ней невозможно членство организаций – только индивидуальное, несколько членов ААGT есть и в России. Еще одна международная организация - IAGT (International Assotiation of Gestalt Therapy) – относительно новая, действует в течение последних двух лет. Среди ее соучредителей – Д.Н. Хломов, директор МГИ. 

    Европейская Ассоциация Гештальт Терапии (EAGT) конфликтует с американскими ассоциациями, считая Европу чем-то в корне отличающимся от Америки. МГИ входит в ЕАGТ в качестве ассоциированного члена, полностью соблюдая ее нормативы и стандарты, что, наряду с регулярно проводимыми конференциями, является несомненным достижением института.

    Еще одна организация, куда входит МГИ (в ней, напротив, невозможно индивидуальное членство) – Федерация организаций, занимающихся образованием в области Гештальттерапии (FORGE), созданная Сержем Жинжером и достаточно сильно связанная с EAGT.

    Отдельные национальные организации Европейских стран не входят в Европейскую Ассоциацию (например, немецкая Deutsche geselschaft fuer Gestalt), однако, это продиктовано не принципиальными расхождениями в подходе, а другими соображениями. Название одной из конференций ААГТ звучит так: «Разные мнения, но общая основа», и это как нельзя лучше отражает состояние дел в мировом Гештальт-сообществе.

    Гештальт-подход в России

    Cамая важная особенность развития гештальт-подхода в нашей стране заключается в том, что  если во всем мире гештальт развивался на почве, уже возделанной психоанализом, то в России психологической практики как таковой до 1988 года не было. То, что называлось психотерапией до этого, можно назвать вы лучшем случае лишь поведенческой терапией. С 1988 года стало возможным образование неформальных объединений, и тогда из тусовки людей, заинтересованных в разитии психологической практики, родилась впоследствии зарегистрированная «Ассоциация психологов-практиков». Она начала организовывать приезд специалистов из-за рубежа: по ее приглашению приезжала Вирджиния Сатир, Карл Роджерс и т.д. В 1988 году начались сразу несколько программ по подготовке: психоаналитической, психодраматической, психосинтезу... Тогда же появилась возможность выезжать за рубеж, в частности, на конференции. Первая из них – конференция ассоциации групповой психотерапии, с которой началось развитие гештальт-подхода в России.

    Образовалось две обучающие программы: одна от института Фрица Перлза, рассчитанная на 3,5 года (в реальности заняла 4 года) и полностью соответствующая их стандартам. Ее вели двое специалистов из Гамбургского филиала – Сигрид Папе и Вилфред Шлей. В этой программе получила образование основная масса гештальт-терапевтов, работающих в настоящее время в России – Даниил Хломов, Наталия Кедрова, Нифонт и Ольга Долгополовы, Елена Мазур, Елена Соколова, Олег Немиринский, Леонид Кроль, Екатерина Михайлова, Нина Голосова, Елена Калитеевская, Марина Баскакова, Валентина Ильичева. Группа была очень хорошая, потому что состояла из людей с большим опытом и практикой. 

    Вторая программа была инициирована Борисом Новодержкиным. Она была очень интересной по структуре, потому что строилась на совместной работе с приезжающими немецкими группами. Ее проводил Франкфуртский Гештальт Институт и его директор Томас Бунгардт. Эта программа не была полностью завершена, потому что начались сложности во Франкфуртском институте, Томас Бунгардт ушел и основал Гештальт Институт в Марбурге, а программа была свернута. Квалификационный сертификат был выдан одному человеку – Борису Новодержкину, выполнившему все необходимые требования. Во Франкфуртской программе учились Георгий Платонов, Ирина Федорус, Даниил Хломов, Нина Голосова, Валентина Ильичева.

    Эти две программы сформировали основной состав людей, которые стали понимать, что они делают. Потом у АПП возник контакт с ЕАГТ, президентом которой был Жан-Мари Робин. Первый выезд на конференцию ЕАГТ в Париж случился в 1992 г. Перед этой конференцией был организован Московский Гештальт Институт, хотя фактически его обучающие программы были другого формата: одно– и двухгодичные. 

    С самого начала МГИ образовался  как единая организация. Основными учредителями были Даниил Хломов, Борис Новодержкин, Нифонт Долгополов, Олег Немиринский, Марина Баскакова, Елена Калитеевская.

    В рамках МГИ была организована программа Ж.-М. Робина «Совершенствование в гештальт-терапии». В этот момент ушел Борис Новодержкин, отрицавший необходимость теоретической подготовки. Уже после начала программы Робина отделился Нифонт Долгополов (больше из организационных соображений и идеологических разногласий по структуре института). В МГИ последовательно развивается система горизонтальных отношений. Участие и вес каждого пропорциональны не властным полномочиям, а опыту в своей области. Параллельно с программой Робина началась другая обучающая программа в Питере, которую проводил Серж Жинжер.


    ОПП "Гештальт-подход", телефон: (495) 988-37-02, (495) 970-60-44; Послать электронное сообщение