Мероприятия

Новые программы
и интенсивы

Программа
подготовки МГИ

Структура, cтандарты программы, специализации

Статьи, книги, работы

Гештальт-терапия, психоанализ, психология, психотерапия

Контакты

Московский офис, филиалы

Страничка памяти

О нас



Яндекс.Метрика
Rambler SpyLOG






История гештальт-терапии


  • У истоков гештальт-терапии: Фредерик С. Перлз.
  • Создание гештальт-терапии
  • Калифорнийские годы: расцвет.
  • После Перлза

     

    У истоков гештальт-терапии: Фредерик С. Перлз.

    Вскоре после конца второй мировой в Нью-Йорке поселился Фредерик С.Перлз, немецкий психиатр и психоаналитик. Ему за 50, и позади у него плодотворная профессиональная деятельность.Получив образование у многих знаменитостей психоанализа и психиатрии того времени,после нескольких лет «классической» практики в Германии, с наступле­нием гитлеризма он, будучи ев­реем,  был вынужден эмигрировать.

    Сначала он живет в Голландии, затем его приглашают в Южную Африку, где он открывает Институт психоанализа. Вот несколько важных встреч, которые стали вехами на пути его интеллектуального роста в этот период:

    * Его жена Лора, доктор гештальтпсихологии; она вложит в разработку того, что потом превратится в гештальттерапию, свое знание этого направления психологии начала века.Начав с изучения психо­логии восприятия, гештальтпсихология постепен­но расширилась до изучения всех «гештальтов» (форм, конфигураций) до такой степени, что оказала широкое влияние на всю современную психологию и эпистемологию. Лора также открывает пути разным направлениям экзистенциализма 20 — 30 х годов, в частности, философии Мартина Бубера («Я и Ты») и Пауля Тиллиха («Мужество существования»).

    *Курт Гольдштейн, врач, весьма известный своей настойчивостью в утверждении целостного подхода к человеку («Строение организма»), отказывающийся вслед за гештальт-теоретиками от разделения на органы, части или функции.Перлз неко­торое время работал у него ассистентом.

    *Макс Рейнгар, основатель театральной школы, в которой обучался Перлз, и Баухауз, эстетическое движение. Оба этих течения оказывают большое влияние на культурную жизнь Берлина 20-х гг.

    *Психоаналитики, такие как Карен Хорни, Клара Гаппель, Елена Дейч, Пауль Шильдер и некоторые другие,  которые были его аналитиками или супервизорами.

    *Вильгельм Райх, «отколовшийся» психоаналитик. В частности, своими работами о «мышечном панцире» и характерологических структурах,  он  самым активным образом ввел телесное измерение в психотерапевтическую работу.

    *Ж.С.Смутс, философ и политический деятель из Южной Африки; ввел в 20-е годы понятие «холизм» и содействовал развитию целостного подхода к человеку и материи.

    Эти разнообразные влияния соединились в работе Ф.Перлза «Эго, голод и агрессия», опубликованной в  1942 году. Ее подзаголовок «Пересмотр теории и метода Зигмунда Фрейда»—уже  указывает на дистанцию по отношению к тради­ционному психоанализу. Со временем эта дис­танция будет только увеличиваться, закладывая основы будущей психотерапии.

    Создание гештальт-терапии

    По приглашению Карен Хорни и Эриха Фромма, известного своим определением «экзис­тенциального психоанализа», пользующийся некоторым авторитетом среди «группы посвя­щенных» благодаря своей книге, Перлз приезжает в Нью-Йорк.Некоторое время спустя он начинает сотрудничество с Полом Гудменом, который быстро становится важнейшей фигурой в развитии гештальттерапии. Пол Гудмен, непризнанный писатель, эссеист и поэт  поставил на службу идеям Перлза все свои литературные, философские и психоаналитические знания. Он сделал гораздо больше, чем просто работу по переписке, которая от него требовалась, и придал стройность, последовательность и глубину перлзовским интуитивным находкам, которые без него так, возможно, и остались бы в черновых набросках.

    Вокруг Перлза, его жены Лоры и Пола Гудмена объединяются Изидор Фром и еще несколько человек, образуя так называемую «Семерку». Вскоре они создают в Нью-Йорке первый Институт гештальттерапии. Нью-Йоркская группа разработала основные принципы гештальттерапии, которую вначале назвали экзистенциальной терапией, а затем - гештальт-анализом.

    Когда книга, над которой работали Гудмен и Перлз вместе с другими членами группы, была готова, причем ее последняя глава была отредак­тирована в последний момент, издатель потребовал добавить к ней практическую часть. И, к большому со­жалению всей группы, раздел, написанный Хефферлином и состоящий из опытов, проведенных со студентами университета, превратился в первую часть книги, которую иногда называют Библией Нью-Йоркского направления гештальттерапии.

    Очень скоро сформировалось еще несколько групп, придерживающихся этого подхода - в частности, в Кливленде (на ее базе возник Кливлендский институт гештальт терапии - вокруг Ирвина Полстера) и в Калифорнии (вокруг Джима Симкина).

    Перлз был уже немолодым человеком, когда ему захотелось обрести большее признание. В группе создателей гештальттерапии произошел раскол: Фриц Перлз и Джим Симкин покинули Нью-Йорк. Перлз стал в основном работать с группами, заявляя, что индивидуальная психотерапия устарела. Нью-Йоркская группа была с этим совершенно не согласна и считала, что старый Перлз просто заблуждается. Лора Перлз и Изидор Фром продолжали свою работу в качестве психотерапевтов и тренеров в Нью-Йорке, развивая метод. Пол Гудмен (после десяти лет практической работы и преподавания) оставил терапевтическую практику, чтобы полностью посвятить себя литературному творчеству. Другие члены-основатели шли своими путями, а Перлз делил свое время между туристическими путешествиями полупенсионера и поезд­ками для преподавательской деятельности в разные концы Соединенных Штатов.

    Калифорнийские годы: расцвет.

    В середине 60-х годов Перлз был на время приглашен в Эсален — только что открывшийся центр на берегу Тихого океана, в Калифорнии, ставший Меккой для Движения Развития Человеческого Потенциала. Он стал развивать так называемый психотерапевтический стиль Западного побережья. Во многом это была не психотерапия, а зрелище, психологический аттракцион Калифорнийского Гуру. Но без этих аттракционов не было бы известности и автономии гештальттерапии. Именно в этот период множество людей было инфицировано вирусом интереса к собственной психической жизни, и психотерапия смогла стать тем, что она есть сейчас – не просто «клизмой» в руках медицины, а феноменом человеческой культуры.

    Гештальттерапия тогда испытывала значительный подъем, и Институты и Центры, заяв­ляющие о своей приверженности этим взглядам, развивались - иногда в лучшую сторону, но зачастую в худшую. Сам Перлз продолжал ра­ботать с неизбывной творческой энергией, и в основе этого творчества лежал огромный опыт 45-летней клинической, психиатрической и пси­хотерапевтической работы. Тем не менее, он отдавал дань моде того времени, рассма­тривавшей любую теоретизацию как «траханье мозгов», и заменявшей ее хлесткими рекламными формулировками. Мода также постоянно требовала от него нового - любой ценой, иногда даже ценой запутывания самых основ гештальт-подхода.

    Этот период «68-го года» в истории гештальттерапии еще и сегодня отзывается тяжкими последствиями. Даже если рассматривать эту фазу в качестве свежего ветра в психотерапевтической практике, недостаток четкости позиций и всякого рода крайности сильно пошатнули доверие к новому подходу.

    «Ученики чародея» разного толка, подхватывая без разбору то, что они видели в практике учителя, но не имея ни его опыта, ни его таланта клинициста, терпели крах, или, лучше сказать, эффективность их терапевтических вмешательств была равна нулю. Кроме того, многие професси­оналы, которые встретились с конъюнктурной формой гештальттерапии, были уверены и, конечно, до сих пор убеждены, что последняя не обладает никакой серьезной теоретической базой. Это распространенное мнение стало препятствием для тех, кто хотел бы вести дол­госрочную психотерапевтическую работу с пациентами.

    После Перлза

    После смерти Перлза в 1970 году, можно проследить следующие важные процессы в гештальттерапии:

    Одни, следуя моде, обращались к другим методам психотерапии. Другие, приняв свое незнание теоретических и клинических основ гештальттерапии за их отсутствие, восполнили этот недостаток, приняв теоретические положения, которые, как им казалось, имели какое-то сходство с практикой Перлза последнего периода. В частности, некоторые гештальтисты, сохранив гештальтисткую методологию и тех­нологию, обратились к психоаналитической теории, чаще всего к англосаксонским течениям - к анализу объектных отношений или интерперсональной теории.

    Некоторые восполняли свою несостоятель­ность, аккумулируя и комбинируя различные техники, как будто введение биоэнергетических и психодраматических методик, работа в бассейне, массаж или другие приемы позволяют заместить недостающий «поз­воночник» адекватной метапсихологии.

    Наконец, кое-кто вновь обратился к забытым источникам – к фундаментальным текстам и преподавателям-практикам, которые не прек­ращали на них опираться, развивая подход. Таким образом, Лора Перлз, Изидор Фром и другие члены группы, основавшей гештальттерапию, вышли из тени, в которой их оставило калифорнийское солнце Перлза, и дали возможность большой части сообщества гештальтистов вновь обрести смысл этого подхода, со всей его радикальностью и творческой энергией, в теории «self», намеченной Перлзом и Гудменом в 1951 году.

     


  • ОПП "Гештальт-подход", телефон: (495) 988-37-02, (495) 970-60-44; Послать электронное сообщение